Открытые эмоции

После всех драм жизни, после ужасного детства, может ли человек с открытым эмоциональным центром поверить в то, что кому-то на этой земле есть хоть какое-то дело до того, что в нём происходит? Как поверить в это? Как довериться словам, если на деле всё всегда происходило иначе? Ведь никто не верил. Никто не слушал, а если и слушали, то без сочувствия, без переживания, без оказания поддержки. А много ли надо? Совсе чуть-чуть — послать весь этот мир куда подальше. Задать своему ребёнку не дежурную фразу «как прошел день», а поинтересоваться о том, что он сегодня чувствовал. Его пустой стакан наполнен до краёв и в его природе не заложена функциональная возможность ходить в таком состоянии. Там нужно сразу же по наполнению произвести опустошение, ведь открытые центры — это своего рода инструмент, щуп, который показывает состояние среды. Точно так же как и селезёночный центр — нет смысла лечить ребёнка — дайте ему побыть наедине, в аурически свободном пространстве.

Но если мы говорим про Четвёрок с открытыми эмоциями — как они могут верить в то, что «кто-то хочет почувствовать меня»? Никто и никогда ими не интересовался, а если и интересовались, то лишь на поверхности, там, где бушуют чужие эмоции. «А способен ли кто-то добраться до меня? До моей сути? Хочет ли кто-то увидеть меня?» И из раза в раз, получая удары, они принимают решение — носить маску — «пусть они думают, что у меня всё хорошо, ведь один фиг не объяснить, да и понимать никто ничего не хочет».

И выбираться от всей этой сердечной боли, скажу я вам, очень и очень сложно, особенно когда вас хочет понять, хочет почувствовать эмоционально определенный человек. «Способен ли он на это в принципе? Или это очередная ложь и за его маской сочувствия стоят свои планы?»

Без выводов.

Поделиться
Отправить
Популярное